Конечно, старшее поколение чуточку скучает по дефицитным советским продуктам: тающему во рту нежнейшему тамбовскому окороку, российскому сыру с тонким сливочным вкусом, бархатистой пастиле, ароматному индийскому чаю со слонами. Входит в этот набор и колбаса «Московская». Её ни с какой другой не перепутаешь. Тёмно-коричневая, упругая, сухонькая, с вкраплениями белоснежного шпика и головокружительным ароматом — о палочке деликатеса особенно мечталось перед новогодними праздниками. Иногда мама получала её в профсоюзном пайке. Нарезала почти светящимися тоненькими овалами. И так здорово было положить такой на язык и почувствовать именины сердца от умения ловких технологов.

«Московскую» производят и сейчас. Не ту и не так. Но это может быть и моё немолодое брюзжание. Казуистика в том, что на Украине этот вполне невинный продукт стал предметом большой политики и даже попал под декоммунизацию. История началась с того, что кто-то из прытких русофобов обратил внимание на Харьковский мясокомбинат, в ассортименте продукции которого значились сорта «Московська» и «Радянська». Русофоб накатал жалобу в Украинский институт национальной памяти. Мол, как же так, у нас взят решительный курс на декоммунизацию, а тут в городе-миллионнике обнаружен рассадник коммунизма.

Как ни странно, руководство института вместо того, чтобы посмеяться и выбросить кляузу в мусорный ящик, дало ход делу. Жалобщику направили официальное письмо, в котором пообещали указать мясокомбинату, что его действия нарушают закон о декоммунизации, и обратиться в суд с требованием, чтобы пищевики изменили название колбасы. Ну не маразм ли?

— Всё это закончится тем, что из колбасы исчезнет мясо, — рассмеялась экс-депутат Верховной Рады Украины Елена Бондаренко. — Да, её переименуют во «Львовскую» и там останутся сплошные соя, крахмал и бумага. Вот такая получится декоммунизация.

Это не первая попытка увидеть злобный оскал страны-агрессора там, где его априори быть не может. Вспомните, с какой пеной у рта украинские медийщики требовали отправить на свалку киноистории любимую советскую комедию «Свадьба в Малиновке». Аргументировали свою настойчивость тем, что украинцы в ней представлены имбецилами. А журналистка Виктория Демидюк замахнулась на декоммунизацию целого праздника — весёлой, сытной, патриархальной Масленицы. Заявила, дескать, традиция печь блины навязана украинскому народу во время «советской оккупации». На Западной Украине всегда перед Великим постом лепили вареники, готовили сырники, творожные бабы, молочную лапшу. Досталось от неё и вековым традициям вроде взятия снежной крепости и шуточных драк «стенка на стенку». Сказала, как отрезала — «когда на Масленицу москали били друг другу морды в пьяных потасовках», украинцы просили друг у друга прощения накануне Великого поста».

Закон о запрете пропаганды советской символики в Верховной Раде Украины принят после событий «Крымской весны». Депутаты хотели насолить нам хотя бы так. С тех пор разрушены сотни памятников, переименованы тысячи населённых пунктов и улиц, названных в честь государственных деятелей эпохи СССР. Сделало ли это жизнь украинцев радостнее, счастливее и благополучнее? Большой вопрос.

Ирина ИВАНЧЕНКО

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Объявления

Уважаемые читатели!

Редакция газеты «Крымские известия» продолжает приём объявлений о согласовании местоположения границы земельного участка.

Подробнее...

ПОДПИСКА

Продолжается подписка на электронную версию газеты «Крымские известия» в формате PDF.

Подробнее...
December 2020
Mo Tu We Th Fr Sa Su
30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3

Animation

Лента новостей

Error: No articles to display